?

Log in

Нейропептид окситоцин играет важную роль в регуляции социального и полового поведения животных. Для разных видов млекопитающих (от крыс до людей) показана способность окситоцина стимулировать аффилиативное (дружеское), половое и родительское поведение, подавлять страх, повышать доверчивость и восприимчивость к положительным социальным стимулам. Кроме того, окситоцин стимулирует у людей «оборонительную» агрессию против чужаков в контексте межгрупповой конкуренции. Германские приматологи, изучающие диких шимпанзе в национальном парке Таи (Кот-д’Ивуар), показали, что межгрупповые конфликты у шимпанзе сопряжены с повышением уровня окситоцина в моче. При коллективной охоте на мелких обезьян окситоцин у шимпанзе тоже повышается, но не так сильно. Новые данные позволяют предположить, что окситоцин является у шимпанзе не «гормоном любви и дружбы», а «гормоном любви, дружбы и войны».

Читать полностью


Для тех, кто прочел статью по ссылке, добавлю небольшой комментарий от себя. Неформальный, ненаучный, некорректный, чистые домыслы и грубое биологизаторство, ага.

Это очень важная работа, благодаря которой в общих чертах складывается весь окситоциновый пазл. Окситоцинэргическая система у млекопитающих с давних пор служила для регуляции репродктивного и родительского поведения. У социальных видов и у тех, кто формирует устойчивые брачные пары, эта система кооптируется для обслуживания аффилиативных (дружеских) отношений и привязанностей, а также для координации групповых действий (как, например, при коллективной охоте на мелких обезьян, которую практикуют шимпанзе). У видов, для которых характерны регулярные кровопролитные межгрупповые конфликты (как у шимпанзе и людей), эта система может быть привлечена еще и для обслуживания парохиальности и парохиального альтруизма. "Гормон любви и дружбы" становится "Гормоном любви, дружбы, координации групповых действий и войны" (не цепляйтесь к такому употреблению термина "гормон", я использую здесь это слово в расширенном смысле, поэтому в кавычках).

Развитая окситоцинэргическая система регуляции социального поведения - удобнейшая преадаптация для создания системы, регулирующей военное поведение. Окситоцин усиливает аффилиацию; чувствительность к положительным социально-значимым стимулам (т..е. к аффилиативным действиям и сигналам сородичей); отсюда - сплоченность, чувство "один за всех и все за одного", боевое братство - замешанное на остром чувстве любви к "своим", к боевым товарищам, к тем кто с нами.

Окситоцин притупляет чувство страха - в случае родительского поведения это полезно, чтобы защищать детеныша. Насколько это полезно в случае войны - пояснять не нужно.

А еще окситоцин повышает доверчивость (показано на людях). Отсюда - повышенная уязвимость к пропаганде, исходящей от "своих", если присутствует социальный контекст "наших бьют". Только очень ленивый лидер не использует эту уязвимость (и проиграет битву).

В обсуждаемой статье описано поведение шимпанзе в ходе инициации боевого рейда (есть также видео). Громкие вопли, беготня, объятия, растущее возбуждение, троганье друг друга за гениталии. Затем начинается рейд - и обезьяны замолкают, сосредотачиваются, идут бесшумно и чутко, держат строй.

Сравните это, например, с типичными средневековыми батальными сценами в голливудовских фильмах (которые, вероятно дают идеализированное, сказочное, но естественное для нас представление об инициации межгрупповой стычки). Сначала страх и сомнения, потом пламенные речи вождей, громкие крики, объятия, чувство боевого братства - и страх отступает, и появляется спокойная решимость...  Я, слава богу, никогда не принимал участия в боевых действиях. Но  вспомните чувства, которые захватывали участников протестных митингов. Помните, у многих было такое чувство, что кругом столько прекрасных людей. Это, я думаю, был выброс окситоцина, стимулируемый социальным контекстом "мы вместе против них".

Похоже, любовь и война крепко связаны через окситоцинэргическую систему. Эта связь, конечно,  ни в коем случае не является неразрывной. Плохо то, что межгрупповая вражда - сильнейший стимул для любви, и поэтому людям будет очень трудно избавиться от вражды.

Оригинал записи на Дриме (комментировать лучше там)
 Журнал "Природа" выпустил первый интерактивный альманах.

Предполагается, что такие альманахи буду выходить раз в полгода.

В первый выпуск вошло 6 статей, в т.ч. моя про "мир палиндромов".

Кстати, я был приятно удивлен, обнаружив, что эта идея, которая была опубликована только в моем ЖЖ и в "Природе", попала в поле зрения Михаила Никитина и была им увековечена в книге "Происхождение жизни".
Второй такой приятный для меня сюрприз в книге Никитина - принятие им сценария зарождения эукариот в цианобактериальном мате, причем именно в том виде, в котором этот сценарий был расписан лет 10 назад в наших с А.М.Куликовым статьях. Тогда это было почти что высасывание из пальца. В ПИНе и дружественных институтах тогда вошла в моду бактериальная палеонтология, маты, эксперименты по образованию строматолитов и т.п. И я помню, как сочинял этот сценарий, опираясь в основном на воображение :) Но в итоге довольно неплохо многое угадалось и сошлось.

Редакция журнала "Природа" приветствует конструктивную критику по альманаху.
Вообще-то мне давно хотелось написать про Александру Элбакян.



Я считаю, что она сделала больше, чем кто бы то ни было, и для развития науки, и, в ещё большей степени, для ее популяризации, для образования и просвещения. Что бы делали без нее, например, авторы "Элементов"? А лекторы, которым нужно вставлять в свои лекции данные из новых публикаций? А когда пишешь любую научную статью, чтобы написать нормальное введение и обсуждение, обычно необходимо выкачать десятки полнотекстовых статей, из которых большинство - в платном доступе. Эта проблема особенно остро стоит здесь и сейчас, когда научные институты и университеты (вероятно, из-за отсутствия денег) практически не обеспечивают сотрудников подпиской на научные журналы.
Единственное, что меня останавливало - боязнь, что привлечение дополнительного внимания к sci-hub увеличит риск закрытия этого благословенного и спасительного сайта. Но теперь это уже не актуально, поскольку прославлением Александры занялся журнал Nature, включивший ее в десятку "людей года" (см.: Nature’s 10. Ten people who mattered this year).

"Critics and supporters alike think that the site will have a lasting impact, even if it does not last. “The future is universal open access,” says Heather Piwowar, a co-founder of Impactstory, a non-profit firm incorporated in Carrboro, North Carolina, which helps scientists track the impact of their online output. “But we suspect and hope that Sci-Hub is currently filling toll-access publishers with roaring, existential panic. Because in many cases that’s the only thing that’s going to make them actually do the right thing and move to open-access models.

Whether or not that’s true, Elbakyan says she will keep building Sci-Hub — in particular, to expand its corpus of older manuscripts — while studying for a master’s degree in the history of science. “I maintain the website myself, but if I’m prevented, somebody else can take over the job,” she says."

Я-то вообще с детства ненавижу всякие заборы, цензуру, железные занавесы, сожжения книг и блокировки сайтов - неважно, какими интересами, экономическими, политическими или просто держимордскими, мотивируется деятельность всех заборостроителей и "министерств правды" на свете. Я  восхищаюсь Александрой.

Слава интернету и информационным технологиям! Это же счастье - жить в такое прекрасное время, когда девчонка из Казахстана может взять и в одиночку победить целую огромную систему, многомиллионный бизнес, наживающийся на противодействии распространению знаний, которые должны быть открытыми для всех.





This entry was originally posted at http://macroevolution.dreamwidth.org/218695.html. Please comment there using OpenID.
 Случайно наткнулся на то, как студенты магистратуры филфака МГУ делят темы для своих студенческих работ или докладов по курсу "Современное естествознание":
https://vk.com/topic-29110323_34814736
Так забавно и трогательно. Разбирают главы из Дольника, Панова и Маркова. И не похоже, что кому-то из студентов есть хоть какое-то дело до того, как один из этих авторов относится к двум другим, кем он их считает и какие гневные разоблачительные статьи обрушивает на их головы.

Все эти споры и взаимные опровержения-разоблачения мало чего стоят. Интересна позитивная информация: факты, модели, гипотезы. Можно спорить о фактах, но в целом, по-моему, тратить силы на бодания с коллегами, доказывая несостоятельность их интерпретаций и гипотез - не самое продуктивное занятие. Кому, кроме историков науки, интересно, как бодались Ньютон с Гуком или Докинз с Гулдом (я не сопоставляю тут масштабы, разумеется! просто всем известные примеры касаются именно выдающихся ученых). Ученые интересны тем, что сделали позитивного. Конечно, диспуты могут быть увлекательными, как спор Кювье и Сент-Илера, но пользы в расчете на единицу затраченных сил все-таки маловато.

This entry was originally posted at http://macroevolution.dreamwidth.org/218399.html. Please comment there using OpenID.
Важная новость, имеющая отношение к происхождению и ранней эволюции билатерий.

Эмбриональное развитие брахиопод проливает свет на природу первично- и вторичноротости

Двусторонне-симметричные животные (билатерии) вскоре после своего появления разделились на два эволюционных ствола — Protostomia (первичноротые) и Deuterostomia (вторичноротые). Их основным отличительным признаком считается способ формирования рта: у первичноротых рот развивается из бластопора (эмбрионального рта — отверстия первичной кишки на стадии гаструлы), а у вторичноротых рот не связан с бластопором. Дело осложняется тем, что в действительности вторичноротость характерна не только для Deuterostomia, но и для ряда представителей Protostomia. Изучение эмбрионального развития двух видов брахиопод с разными способами закладки рта позволило норвежским и американским зоологам частично расшифровать молекулярно-генетические основы первично- и вторичноротости. Оказалось, что судьба бластопора связана с работой эволюционно консервативных генов — регуляторов развития, участвующих в разметке эмбриональных тканей вдоль передне-задней оси. Авторы предполагают, что связь рта с бластопором или ее отсутствие — лишь побочный эффект рисунка экспрессии генов — регуляторов развития. Переходы от одного способа развития рта к другому могли происходить многократно, и в целом данный признак не так уж много говорит об эволюционной истории изучаемых организмов.

Читать полностью



José M. Martín-Durán, Yale J. Passamaneck, Mark Q. Martindale and Andreas Hejnol. The developmental basis for the recurrent evolution of deuterostomy and protostomy // Nature Ecologe and Evolution. 2016. V. 1. № 0005. Doi:10.1038/s41559-016-0005.

This entry was originally posted at http://macroevolution.dreamwidth.org/218175.html. Please comment there using OpenID.

Отступаем на Dreamwidth!

Инструкции тут.
Проверка связи.  This entry was originally posted at http://macroevolution.dreamwidth.org/217893.html. Please comment there using OpenID.

Интервью в Esquire

Журнал Esquire опубликовал интервью со мной. В журналах, особенно глянцевых, последняя правка текста часто делается редактором уже без согласования с авторами и журналистами, и порой эта правка бывает жестокой. Ведь редактор лучше знает, что хотел сказать интервьюируемый, да и ценные квадратные сантиметры глянца надо экономить. В данном случае ничего особо страшного не случилось, но некоторые нюансы всё же исказились настолько, что возникло желание опубликовать здесь этот текст в моей собственной редакции. Я ничего не добавлял, только вернул на место утраченные и искаженные смыслы.

Заведующий кафедрой эволюционной биологии МГУ, автор нонфикшн-бестселлера «Эволюция человека» умудряется совмещать несовместимое: научное признание со стороны коллег и страстную любовь, почти культ, со стороны поклонников, хранящих в электронных ковчежцах все видеозаписи публичных выступлений своего сэнсэя.

Какие лекторы оказали на вас влияние?
Когда я учился в МГУ на биофаке, на меня сильно повлияли лекции Владимира Васильевича Малахова. Он читал сравнительную анатомию и сравнительную эмбриологию беспозвоночных и открыл мне глаза на то, как данные морфологии и эмбриологии свидетельствуют об эволюции. Например, он излагал подробно, шаг за шагом, план строения разных типов животных, в том числе хордовых, и буквально подвел студентов к тому, что хордовые – это перевернутые брюхом вверх животные. Это было как озарение.

Как вы относитесь к тому, что у вас уже есть свой культ?
Я как-то не особенно заметил, что у меня есть культ. Кто-то, правда, создал во «ВКонтакте» группу «Александр Марков», но я не знаю, что там происходит и кто этим занимается. Но я заметил, что лет пять назад популяризаторская деятельность вошла в моду. И книжек научно-популярных стало больше, и лекторов, так что сейчас в этом поле уже начинает чувствоваться конкуренция. Это и в науке так. Люди, которые занимаются тем же, что и ты, с одной стороны – коллеги, с которыми очень полезно сотрудничать. А с другой стороны – они могут получить какой-то результат лучше тебя или раньше тебя. Вот, например, задумал я написать очередную книжку – о происхождении жизни. Но у меня работы много, а времени нет. И я предложил совместно написать эту книгу Михаилу Никитину из НИИ физико-химической биологии им. А.Н.Белозерского. А он: «Как?! Да я сам уже написал такую книгу, почти закончил, ее издаст Альпина нон-фикшн».
Или еще: я читал курс об эволюции человека бакалавриату «Вышки» и РЭШ, там была нейробиологическая часть, где я рассказывал об устройстве мозга и его эволюции. А сейчас у меня тот же курс в публичном лектории АРХЭ, но нейробиологическую часть приходится серьезно сокращать, потому что про это в том же лектории читает профессор Вячеслав Альбертович Дубынин, великолепный лектор, который гораздо лучше меня знает все про мозг – что я буду заниматься ерундой?

Когда вы начали читать научно-популярные лекции?
Осваивать устный жанр я начал в 2004 году на радио «Свобода». Там был отдел научно-образовательных программ, который заметил мой сайт «Проблемы эволюции», evolbiol.ru, и они позвали меня на передачу. Так и началось. А из лекций мне запомнилась одна из первых, в которой я говорил об эволюционной этике, об эволюции альтруизма. Лекция была в Политехническом музее, народа было много, и я очень переживал. Я вообще без эмоций не могу. Даже если есть лекция, которую я недавно читал, я должен каждый раз заново пережить все тезисы. Я не понимаю лекторов, которые могут фигачить четыре пары в день по пять дней в неделю, – как они живы?! Я каждый раз выкладываюсь полностью.
Но я бы не стал преувеличивать интерес к публичным лекциям. По моим ощущениям, даже в Москве не больше трех-четырех тысяч человек, которых научно-популярные лекции в принципе интересуют. А систематически готовы ходить лишь несколько сотен. Но всегда найдется несколько сотен человек, желающих летать на дельтаплане или лазать по скалам вниз головой. Да, конечно, я мог бы предположить, что это культурная элита, но у меня нет никаких фактических оснований, чтобы это утверждать. Мне просто приятно так думать.

Были ли у вас провалы на лекциях?
Серьезных провалов не было. Но был неприятный случай, когда я ездил с лекциями по городам. Все было очень хорошо, пока не попросили прочитать лекцию в школе. А там решили, что раз приехал ученый из Москвы, то надо собрать в принудительном порядке всю школу в актовом зале. И в значительной части это была ребятня, которой лекция нафиг не сдалась, они галдели. Это было очень тяжело и неприятно, но в итоге я обращался к тем, кто сидел в первых рядах, кому было интересно.

Что бы вы посоветовали популяризаторам, выступающим с публичными лекциями?
Во-первых, нужно четко отделять доказанные факты от ваших домыслов. Люди вам доверились, нельзя им вешать лапшу на уши. И еще: мне чудовищно не нравится, когда лектор ведет себя как гуру. Не нравится чисто эстетически. Когда все вокруг дураки, а он важный, доминантный альфа-самец – и вещает. К сожалению, эта манера действует, особенно на молоденьких девушек. Но это нечестно. Надо быть на равных, мне кажется.


Чтобы спастись от паразитов, первым живым системам достаточно было время от времени разделяться на мелкие капли

Ключевым этапом зарождения жизни было появление химических репликаторов — комплексов молекул, способных к самокопированию и дарвиновской эволюции. Первые репликаторы должны были сразу же столкнуться с проблемой репликационных паразитов — «безбилетников», использующих ресурсы сообщества для собственного размножения и ничего не дающих взамен. Спасти зарождающуюся жизнь от засилья паразитов могла компартментализация — размножение внутри маленьких изолированных ячеек, таких как микрополости минералов или «протоклетки», окруженные липидными мембранами. Эксперименты на искусственных репликаторах показали, что для защиты от паразитов репликаторам не нужно постоянно находиться внутри компартментов: достаточно периодического разделения раствора на мелкие капельки, которые потом могут снова сливаться. Такой эволюционный режим не дает распространяться агрессивным паразитам, но сохраняет определенную пропорцию «умеренных» паразитов, не приносящих большого вреда сообществу и способных служить исходным материалом для полезных эволюционных новшеств.

Читать полностью

Про котиков

Периодически А. Соколов пересылает мне вопросы от посетителей сайта "антропогенез.ру". Мои ответы там публикуются в разделе "эксперты отвечают". Вот очередной вопрос/ответ.

ВОПРОС.
    Добрый день. У меня вопрос по большей части к уважаемому Александру Маркову касательно теории родственного отбора.
Первая часть вопроса: слышал такое, что кошки перестают чувствовать родство со своими котятами, когда те подрастают и, соответственно, перестают их признавать как своих. Это действительно так?
Вторая часть вопроса: если это действительно так, то отражается ли это на альтруистичном поведении кошек по теории родственного отбора? Иными словами вероятность того, что взрослая кошка бросится спасать своих месячных котят равна вероятности того, что взрослая кошка бросится спасать своих годовалых котят?

ОТВЕТ.
    Я не специалист по кошкам, поэтому могу ответить только "в общем виде".

С точки зрения теории родственного отбора, забота самки о маленьких детенышах оказывается эволюционно стабильной по той причине, что без материнской заботы у детенышей будет нулевой или крайне низкий шанс выжить. В неравенстве RB>C (формула Гамильтона) это соответствует высокому значению B, благодаря которому неравенство выполняется, и отбор поддерживает "гены материнской заботы". Величина R в данном случае (мать и детеныш) равна 0,5.
Пока самка кормит детеныша молоком, она, как правило, не может зачать нового детеныша. Это "цена" (C), которую она платит. Но по мере взросления детеныша его шансы выжить без материнского молока и защиты растут. Соответственно, величина B снижается. В какой-то момент (т.е. по достижении детенышем какого-то возраста) величина B снижается настолько, что неравенство перестает выполняться. Соответственно, гены, которые способствуют продолжению материнской заботы по достижении детенышем этого возраста, не будут поддерживаться отбором. Можно ожидать, что самка будет стремиться прекратить кормление детенышей, достигших данного возраста.
Любопытно, что здесь теория родственного отбора предсказывает "конфликт интересов" между матерью и детенышем, потому что при определенном возрасте детеныша возникает ситуация, когда генам матери уже выгодно прекратить кормление, а генам детеныша еще выгодно, чтобы кормление продолжалось. Поэтому иногда самке, действительно, приходится производить "отнятие от груди" насильно, преодолевая сопротивление детеныша.
Например, рассмотрим ситуацию, когда R=0.5, "цена" еще одного месяца кормления для матери C=0,1, "выигрыш" детеныша от еще одного месяца кормления (при данном возрасте детеныша) B=0,15. В этом случае с точки зрения матери неравенство RB>C не выполняется: 0,5*0,15 = 0.075<0.1. Неравенство RB>C не выполняется, а значит, отбор не будет поддерживать материнскую заботу по отношению к детенышу такого возраста.
Но с точки зрения детеныша "альтруизм" заключался бы в том, чтобы добровольно отказаться от материнской поддержки, дабы позволить матери родить новых детенышей. Но для того, чтобы отбор поддержал такой добровольный отказ, опять-таки нужно, чтобы выполнялось неравенство Гамильтона, на этот раз "с точки зрения" детеныша. А с точки зрения детеныша данном случае B = 0,1, С = 0,15, 0,5*0,1=0,05<0,15 - неравенство не выполняется, а значит, отбор не будет поддерживать добровольный отказ детеныша такого возраста от материнской заботы.
При величине платы матери за еще один месяц кормления 0,1 мать будет прекращать кормление при величине выигрыша детеныша от этого месяца кормления менее 0,2, а детеныш будет "хотеть", чтобы его продолжали кормить, до тех пор, пока его выигрыш не станет меньше 0,05.В интервале между этими уровнями (0,05 и 0,2) будет существовать "конфликт эволюционных интересов" между матерью и детенышем.
Понятно, что это идеализированная, упрощенная схема,на которую в реальной жизни накладывается неимоверное количество всяких осложняющих обстоятельств.



Latest Month

January 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031