macroevolution (macroevolution) wrote,
macroevolution
macroevolution

Интервью в Esquire

Журнал Esquire опубликовал интервью со мной. В журналах, особенно глянцевых, последняя правка текста часто делается редактором уже без согласования с авторами и журналистами, и порой эта правка бывает жестокой. Ведь редактор лучше знает, что хотел сказать интервьюируемый, да и ценные квадратные сантиметры глянца надо экономить. В данном случае ничего особо страшного не случилось, но некоторые нюансы всё же исказились настолько, что возникло желание опубликовать здесь этот текст в моей собственной редакции. Я ничего не добавлял, только вернул на место утраченные и искаженные смыслы.

Заведующий кафедрой эволюционной биологии МГУ, автор нонфикшн-бестселлера «Эволюция человека» умудряется совмещать несовместимое: научное признание со стороны коллег и страстную любовь, почти культ, со стороны поклонников, хранящих в электронных ковчежцах все видеозаписи публичных выступлений своего сэнсэя.

Какие лекторы оказали на вас влияние?
Когда я учился в МГУ на биофаке, на меня сильно повлияли лекции Владимира Васильевича Малахова. Он читал сравнительную анатомию и сравнительную эмбриологию беспозвоночных и открыл мне глаза на то, как данные морфологии и эмбриологии свидетельствуют об эволюции. Например, он излагал подробно, шаг за шагом, план строения разных типов животных, в том числе хордовых, и буквально подвел студентов к тому, что хордовые – это перевернутые брюхом вверх животные. Это было как озарение.

Как вы относитесь к тому, что у вас уже есть свой культ?
Я как-то не особенно заметил, что у меня есть культ. Кто-то, правда, создал во «ВКонтакте» группу «Александр Марков», но я не знаю, что там происходит и кто этим занимается. Но я заметил, что лет пять назад популяризаторская деятельность вошла в моду. И книжек научно-популярных стало больше, и лекторов, так что сейчас в этом поле уже начинает чувствоваться конкуренция. Это и в науке так. Люди, которые занимаются тем же, что и ты, с одной стороны – коллеги, с которыми очень полезно сотрудничать. А с другой стороны – они могут получить какой-то результат лучше тебя или раньше тебя. Вот, например, задумал я написать очередную книжку – о происхождении жизни. Но у меня работы много, а времени нет. И я предложил совместно написать эту книгу Михаилу Никитину из НИИ физико-химической биологии им. А.Н.Белозерского. А он: «Как?! Да я сам уже написал такую книгу, почти закончил, ее издаст Альпина нон-фикшн».
Или еще: я читал курс об эволюции человека бакалавриату «Вышки» и РЭШ, там была нейробиологическая часть, где я рассказывал об устройстве мозга и его эволюции. А сейчас у меня тот же курс в публичном лектории АРХЭ, но нейробиологическую часть приходится серьезно сокращать, потому что про это в том же лектории читает профессор Вячеслав Альбертович Дубынин, великолепный лектор, который гораздо лучше меня знает все про мозг – что я буду заниматься ерундой?

Когда вы начали читать научно-популярные лекции?
Осваивать устный жанр я начал в 2004 году на радио «Свобода». Там был отдел научно-образовательных программ, который заметил мой сайт «Проблемы эволюции», evolbiol.ru, и они позвали меня на передачу. Так и началось. А из лекций мне запомнилась одна из первых, в которой я говорил об эволюционной этике, об эволюции альтруизма. Лекция была в Политехническом музее, народа было много, и я очень переживал. Я вообще без эмоций не могу. Даже если есть лекция, которую я недавно читал, я должен каждый раз заново пережить все тезисы. Я не понимаю лекторов, которые могут фигачить четыре пары в день по пять дней в неделю, – как они живы?! Я каждый раз выкладываюсь полностью.
Но я бы не стал преувеличивать интерес к публичным лекциям. По моим ощущениям, даже в Москве не больше трех-четырех тысяч человек, которых научно-популярные лекции в принципе интересуют. А систематически готовы ходить лишь несколько сотен. Но всегда найдется несколько сотен человек, желающих летать на дельтаплане или лазать по скалам вниз головой. Да, конечно, я мог бы предположить, что это культурная элита, но у меня нет никаких фактических оснований, чтобы это утверждать. Мне просто приятно так думать.

Были ли у вас провалы на лекциях?
Серьезных провалов не было. Но был неприятный случай, когда я ездил с лекциями по городам. Все было очень хорошо, пока не попросили прочитать лекцию в школе. А там решили, что раз приехал ученый из Москвы, то надо собрать в принудительном порядке всю школу в актовом зале. И в значительной части это была ребятня, которой лекция нафиг не сдалась, они галдели. Это было очень тяжело и неприятно, но в итоге я обращался к тем, кто сидел в первых рядах, кому было интересно.

Что бы вы посоветовали популяризаторам, выступающим с публичными лекциями?
Во-первых, нужно четко отделять доказанные факты от ваших домыслов. Люди вам доверились, нельзя им вешать лапшу на уши. И еще: мне чудовищно не нравится, когда лектор ведет себя как гуру. Не нравится чисто эстетически. Когда все вокруг дураки, а он важный, доминантный альфа-самец – и вещает. К сожалению, эта манера действует, особенно на молоденьких девушек. Но это нечестно. Надо быть на равных, мне кажется.


  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments